Петя Верещагин и Волшебный сапфир. Райво и Катрин.

Марк Олейник

Глава первая | Глава вторая | Глава третья | Глава четвертая | Глава пятая | Глава шестая | Глава седьмая | Глава восьмая | Глава девятая | Глава десятая | Глава одиннадцатая

Райво сказал так:
— Ты врун!
Уроки закончились уже два часа назад, а Петя не шел домой и упорно продолжал искать свою любимую синюю кепку. Он был уверен, что она просто укатилась, упорхнула куда-то за ограду парка, когда он растянулся рядом с ней. И спряталась. Он как раз сосредоточенно разрывал большую кучу палых листьев под деревом, когда Райво произнес эту фразу.
— Почему? — не слишком сильно удивился Петя, потому что думал совсем о другом. О своей синей кепке.
— Как почему? — зато сильно удивился Райво. — Ты врун, потому что ты наврал сегодня.
В одиннадцать лет трудно время от времени не соврать. Известно даже, что есть довольно много куда более взрослых людей, которые не стесняются это делать. Зачем врут в одиннадцать лет? Понятно, это делается, чтобы получить подтверждение того, чего на самом деле нет. Но очень хочется. В одиннадцать лет врут, тобы сделать реальным сон, фильм, фантазию, выдумку. Тогда герои из фильма становятся лучшими друзьями, тогда совершенно очевидно, что ты умеешь летать, тогда появляется знакомый колдун или говорящий заяц.
Зачем врут взрослые люди? Может быть потому, что они недоврали в детстве? Или потому что не стали действительно взрослыми? Не будем их жалеть.
Петя не то чтобы любил врать. Если бы его спросили об этом прямо, то он, конечно, ответил бы, что вообще никогда не врет. Ну, разве что за самым малым исключением. Когда уже совсем без этого нельзя. Когда если не придумаь ничего, не нафантазировать, то получится просто скучно, как приготовление домашнего задания в воскресное утро.
Мальчики ходили среди высоких и толстых кленов. Огромные кленовые листья падали тихо и как будто редко, но в то же время беспрерывно. Один, вот еще один, не успеешь и двух шагов сделать — еще. Иногда звенел трамвай, подъезжая к остановке, и снова становилось тихо. Кепка не отыскивалась.
— Ты врун! — Райво понимал, что стоило бы, наверное, остановиться, если Петя не реагирует, но остановиться не мог.
Он подошел к Пете поближе снова крикнул ему в самое ухо:
— Врун!
Как так получилось, Петя, вероятно, и сам бы не смог объяснить, но он неожиданно толкнул Райво. Полосатая шапочка на голове Райво налезла ему на один глаз, оставшимся он посмотрел на Петю, покачнулся, шлепнулся на кучу листьев и автоматически повторил:
— Ты врун.
— Почему еще? — Петя страшно испугался, особенно потому, что Райво смотрел на него, совсем не моргая. — Ты живой?
Петя дружил с Райво уже целых пять лет и ни за что бы не толкнул его, если бы не обиделся так внезапно и сильно. Время о времени такое случалось с Петей.
Так, однажды он увидел человека, который вел на поводке собаку и каждые несколько шагов пинал ее ногой в бок. Собака взвизгивала, оборачивалась, пыталась вырваться, и… все повторялось сначала через некоторое время. Пете шел по противоположной стороне улицы в том же направлении. И вроде ничего его не трогало. Иногд он даже как бы забывал посмотреть на собаку, но она взвизгивала, и Петя вспоминал о ней.
Через несколько кварталов Петя в какой-то момент перебежал улицу и стал лупить мужчину рюкзаком. Дядя Оле был сильно недоволен — пришлось покупать Пете новые брюки. Вместо тех, которые изорвала собака.
— Почему ты назвал меня вруном?
Райво поправил шапочку, но вставать не стал. Видно было, что ему удобно сидеть на куче листьев.
— Потому что ты сегодня сказал, что твои папа и мама пропали в Центральной Азии, а такой страны нет. Я специально на карте посмотрел.
— Как это нет? — удивился Петя. — Мне дядя Оле сказал, что они пропали именно там.
— Оле, коле, моле, соле! Ты просто все придумал! — Райво поправил шапочку и швырнул в Петю горсть сухих листьев.
— Да нет же! Дядя Оле говорил, что так называется целая область — туда входит много стран, понимаешь?! Как, например, Южная Америка — такой страны нет, а зато внутри много разных всяких!
— Южная Америка — это континент, а никакая не область!
— Ну хорошо, давай спросим у дяди Оле.

* * *

Краснодеревщик дядя Оле говорил так:
— В нашей стране растут одни деревья, в других странах — другие. Конечно, сосна отличается от пальмы, но все равно и то и другое — дерево. Люди похожи друг на друга больше, чем деревья. В это сложно поверить, конечно. Твои родители — археологи. Они поехали в экспедицию. В Центральную Азию. Это такое место, где совсем нет моря. Там много разных государств и много разных народов. Персы, афганцы, белуджи, пенджабцы и кашмирцы, таджики, узбеки, туркмены, уйгуры и китайцы — много. Там среди них пропал твои родители. Когда ты еще немножко вырастешь, я тебе расскажу еще.
— Когда расскажешь?
— Вырастешь еще на пять сантиметров, тогда и поговорим.
Дядя Оле говорил так год назад.

* * *

— Оле, коле, моле, соле! — Райво вскочил, бросил в Петю уже целую охапку листьев и побежал среди деревьев.
Петя помчался за своим другом, взлетали листья, голоса то громче, то тише звучали из разных концов парка. Высоко над ними, почти у самой верхушки старого дуба сидела птица и смотрела, как их яркие куртки мелькают далеко внизу.
— Оле, коле, моле, соле! — снова раздалось снизу.
Птица перестала следить за мальчиками и поудобнее устроилась в теплом гнезде, ужасно напоминавшем синюю кепку, которую так безуспешно искал Петя. 

Глава первая | Глава вторая | Глава третья | Глава четвертая | Глава пятая | Глава шестая | Глава седьмая | Глава восьмая | Глава девятая | Глава десятая | Глава одиннадцатая

Вернуться на главную страницу