Петя Верещагин и Волшебный сапфир. Райво и Катрин.

Марк Олейник

Глава первая | Глава вторая | Глава третья | Глава четвертая | Глава пятая | Глава шестая | Глава седьмая | Глава восьмая | Глава девятая | Глава десятая | Глава одиннадцатая

Первое, о чем подумал Петя, когда утром проснулся в своей кровати, — что сегодня суббота и не нужно идти в школу. Чтобы продолжить приятные мысли, он вспомнил, что у него через неделю день рождения, а значит, будут гости, подарки, а дядя Оле приготовит… Вчерашний день всплыл в петиной голове целиком, как яблоко, и может быть, именно из-за этого, из-за того, что он вспомнил его вот так сразу, Петя моментально усомнился в том, что все было взаправду. «Сначала дядя Оле рассказал мне про родителей. Про то, что они поехали в экспедицию — это, похоже, было на самом деле. А потом, наверное, я все время засыпал за столом, и все эти джинны и другие чудеса мне просто приснились». На кухне закаркал Карл — и это было обычное воронье карканье, ничего сверхъестественного. «Ну вот», — подумал Петя, — «жалко, но похоже, это действительно был сон». И Петя снова задремал.

Когда он проснулся, часы показывали половину десятого, лежать в постели дольше совсем не хотелось. Петя поднялся и вышел на кухню. В доме было совсем тихо, и он понял, что дядя Оле куда-то ушел. Карл похаживал по своей клетке, изредка стремительно склевывал зерно, после чего издавал какой-то короткий залихватский горловой звук. На столе Петя нашел два бутерброда, накрытые тарелкой, печенье в зеленой фарфоровой миске, там же стоял стеклянный кувшин с молоком. Позавтракав и умывшись, он решил позвонить друзьям.

Трубку взяла Катрин.

— Чего мы делаем? — переспосила она. — А ты чего? Ничего? Ты зачем Райво вчера толкнул? Надо было еще и подзатыльник ему дать. Может, мы в гости придем? Может, и придем. Если не пойдем гулять… Может, ты лучше с нами пойдешь? Как куда? Гулять. Куда гулять? Я еще не знаю. Знаешь, я лучше дам Райво поговорить.
— Привет! — сказал Райво. — Мы, конечно, можем придти, если у тебя есть что-нибудь интересное.
— Да, — сказал Петя. — Есть одна история про учителя черчения и про Карла.
— Про какого? Про вашу ворону? Ты опять что-нибудь наврать хочешь?

Петя пять лет дружил с Райво, но для него все время оставалось загадкой, как Райво может буквально двумя словами вывести его из себя.

— Ты болван! — сказал он сердито. — Если ты еще раз скажешь, что я вру, то я тебе вообще ничего рассказывать не буду.
— Ну ладно, — пошел на попятный Райво. — Не обижайся. Будем считать, что ты сочиняешь сказки…
— Сам ты сочиняешь!

Вдруг в телефонных трубках у обоих мальчиков раздался зловредный девчачий смех — Катрин незаметно подслушивала у аппарата в другой комнате.

— Вы оба дураки! — о все горло смеялась Катрин. — Особенно Райво!
— Ну ладно, — прошипел Райво, — сейчас ты у меня получишь!
— Тогда я ничего не расскажу! — в сердцах крикнул Петя. — Эй! Если хотите что-нибудь от меня услышать, бросайте ругаться и приходите скорее.

Петя сидел на крыше рядом с дымовой трубой, грыз сухую вишню и сначала услышал, а потом уже увидел своих друзей. С крыши, если смотреть налево, было видно, что мощеная брусчаткой улица загибается и пропадает среди невысоких домов с красно-коричневыми черепичными крышами. Направо же, тоже изогнувшись, она вливается в другую улицу, с трамвайными рельсами. На углу виднелся флюгер в виде пряника на кондитерской, а дальше — шпиль собора и деревья парка. Райво и Катрин жили рядом с собором и появились быстро, не успело пройти и десяти минут, Петя их увидел издалека.

— Эй, ты где? — он услышал, как друзья вошли, и их шаги зазвучали сначала на первом, а потом и на втором этаже. — Может, он спрятался и решил нас напугать?
— Я здесь, — крикнул Петя в открытое окошко на крыше, — поднимайтесь на крышу.

Через несколько секунд из окошка высунулась голова Катрин.

— Красиво, — сказала она, оглядываясь. — Сколько раз мы тут были, мне все равно нравится.
— Точно, — сказал, слегка запыхавшимся голосом Райво, вылезая на крышу вслед за сестрой. — Так что тут случилось?

И Петя стал рассказывать. Он рассказывал подробно и в деталях, но только не то, что касалось его родителей. Поэтому ему пришлось пропустить все, что было связно с возвращением дяди Оле и разговором с ним.

— Значит, ты увидел в зеркале призрак, который потом спрятался за раму, и тут пришел наш учитель, который оказался каким-то средневековым джинном? — спросил Райво.
— Ну да.
— А потом Карл приготовил ужин из утки? - Сказала Катрин. — Фантастика… — протянула она. — А вкусно было?
— Вкусно, — сказал Петя. — Там еще были печеные яблоки, жареная хрустящая картошка, соус…
— Да, вкусно, — Райво похлопал себя по животу. — Я бы съел кусочек. Побольше. Странно тлько, что твой дядя решил вчера такое приготовить. День рождения у тебя ведь только через неделю…

То, что Петя произнес в ответ, изумило его самого.

— Ты знаешь, я как-то не уверен до конца… то есть мне кажется, что…
— Что?
— Что, может быть, это все-таки Карл приготовил…
— Подожди, подожди-ка, — Райво даже привстал с черепицы. — Значит, ты хочешь сказать, что наш учитель — это джинн? Правильно я тебя понял? То есть ты действительно считаешь, что Карл умеет чистить картошку, так?
— Отстань, — разолился Петя. — Я и сам не знаю. То есть знаю, что этого не может быть… но ведь очень хочется, чтобы было, понимаешь?

Катрин дернула Райво за штаны.

— Сядь немедленно! Нет, я лично не против того, чтобы он был джинном и строил по заказу такие стильные дворцы, как в сказках, но, Петя, разве он что-нибудь построил вчера?
— Знаете, — Райво плюхнулся на крышу, — вот мне кажется, что тут есть один нормальный человек — это я. Один рассказывает, что у него ворона ужин приготовила, вторая просто чепху городит. Чтобы ты знала, Катрин, учителя ставят двойки, дома строят строители, сейчас сентябрь, осень, суббота, и поэтому торопиться некуда, но слушать ваши глупости я не собираюсь.

Быстрым шагом ветер пронес по улице груду листьев. Раздался бой часов на соборной башне. Появившись как точка на горизонте, потом все больше и больше увеличиваясь, показалась перелетная стая птиц, в то же мгновение превратилась в темный росчерк на противоположном краю неба и пропала совсем. Ребята засмотрелись на это быстролетное движение и поэтому увидели, как из-за кая горизонта, оттуда, где только что пропала стая, также стремительно вылетела одинокая птица. Птица приблизилась к ним, стала летать над крышей дома, потом, облетев несколько раз вокруг дымовой трубы, взлетела над ней и… неожиданно нырнула прямо в трубу!

Петя вскочил, бросился к трубе, подпрыгнул, зацепился руками за край дымохода, но подтянуться не смог, труба для этого была слишком высокой.

— Давай! — закричал он. — Давайте, толкайте меня наверх!

Петя снова подпрыгнул, Райво и Катрин схватили его за ноги, стали поднимать выше, подталкивать, и он оказался сидящим на трубе. Осторожно развернувшись, Петя свесил голову внутрь дымохода.

— Эй! — крикнул он в трубу. — Тут ничего не видно, — Петя поднялся и посмотрел на ребят. — Темно.
— А ты что раскричался? Рассчитывал, что птичка тебе ответит? — Райво ухмыльнулся. — Попробуй еще раз. Крикни: «Привет!»
— Да, но она ведь куда-то делась… — протянул Петя, наклонился и снова крикнул. — Эй!

Изнутри дымохода раздался какой-то лязгающий металлический звук.

— Эй! — послышалось из трубы, и вместе со звуком из нее вылетело небольшое облачко сажи, которого вполне хватило на то, чтобы вся петина физиономия стала совершенно чумазой.
— Ответила! — завопил Райво и схватился за живот от смеха. — Ты представься в следующий раз — может, тогда и эта галка назовет свое имя! А может, ее Карл пригласил на обед?! — Райво просто кис от смеха и почти не мог говорить.
— Тише! — прикрикнула на него Катрин. — Ты сам как галка трещишь, а в доме кто-то есть!
— Не может быть!

Петя спрыгнул с трубы, с разных сторон друзья подошли к люку, склонились над ним одновременно, и в этой тишине, когда, казалось, даже стих ветер, они услышали как кто-то ходит по дому и что-то негромко напевает.

— Джинн? — спросила Катрин удивленным шепотом.
— Да перестань ты, — также шепотом сказал Райво, — это обычный вор.
— Какой такой обычный? — возмутился Петя. — Можно подумать, у тебя полно знакомых воров. И потом, обычным он никак не может быть. Мы же видели, что по улице никто не проходил… поет, к тому же…
— Что делать? — спросила Катрин, и тут же ответила. — Надо потихоньку спуститься, и как крикнуть вместе — он испугается и убежит!
— Кто?! — снова возмущенно зашептал Петя. — В дом же никто не заходил… хотя… ничего другого, наверное, не придумаешь.
— Или знаете что, — сказала Катрин, — я побегу в полицию. Тогда его точно схватят.
— Чего… — протянул Райво, — чего это я буду вора сторожить, а ты побежишь куда-то?
— А ты бы хотел, чтобы я сторожила вора, а ты в это время бежал за помощью?! Тоже мне смельчак нашелся!
— Хватит галдеть! — рассердился Петя. — Вы будете следить за улицей, а я пойду на разведку, понятно?!
— Вот это настоящий поступок! — горячо сказала Катрин, направляясь к дальнему краю крыши. — Чур, я буду смотреть направо!
— Почему это? — с подозрением спросил Райво.
— Потому что в ту сторону наш дом виден и у меня голова лучше направо поворачивается.
— Нечестно! Я тоже хочу направо, — Райво стал двигать головой в разные стороны. — Стой!
— Что?! — испугалась Катрин.
— А где Петя?
— Исчез…
— Да не исчез, а пошл в разведку, только почему-то я не слышал, как он спускался…

Катрин и Райво вернулись к люку и заглянули вниз. Они увидели приставную лестницу и часть петиной комнаты, где никого не было. В доме было тихо.

— Ждем две минуты и идем на помощь!
— Давай лучше пять…
— Нет, две!
— Может, лучше позвать кого-нибудь, кто по улице пройдет?
— Трус несчастный!
— Я не несчастный!
— Осталось полминуты.
— Давай еще подождем…
— Ни за что! — Катрин, не раздумывая больше ни секунды, забралась в люк и стала быстро спускаться по лестнице.
— Эй, подожди! — Райво вслед за сестрой скатился в петину комнату. Никого. Дети осторожно выглянули в кухню. Там тоже было пусто.
— Я сейчас лопну от любопытства, — сказала Катрин. — Давай, на три-четыре-пять открываем дверь в комнату Оле. Раз… два!

Дверь распахнулась в совершенно пустую комнату.

— Знаешь, — сказала Катрин, — спорим, что в доме никого нет.
— Как это нет? А вор? А Петя?
— Смотри! — Катрин сбежала по лестнице на первый этаж и толкнула дверь в астерскую. — Давай спускайся скорее, я так и знала!
— А в туалете с ванной?
— Спускайся! Никогошеньки…

Райво спустился.

— Значит, они ушли на улицу! — сказал он, подумав. — Может быть, вор похитил Петю?
— Бежим на улицу!

Прямо напротив дома легкий ветерок крутил гирляндой из осенних листьев. Ребята побежали налево — пусто. Кинулись к перекрестку, за которым виднелась трамвайная остановка — ветерок, покачиваясь, ехал за ними, — там тоже никого. Яркое, почти что летнее солнце осветило кроны деревьев в парке, ветерок обошел ребят по часовой стрелке и убежал за проехавшим велосипедистом.

— Пойдем, — сказал Райво. — Может быть, все это мне кажется, и это розыгрыш, а? Может быть, я сошел с ума?
— Это легко проверить, — сказала Катрин. — Если ты сошел с ума, значит, есть вещи, которые видел только ты. То есть их не было на самом деле. Можешь вспомнить самое странное, что ты видел сегодня утром?

Медленно они возвращались к дому. Райво сказал:

— Наверное, я точно рехнулся. Даже боюсь вслух сказать.
— О чем? Про что ты сейчас подумал? Я тоже кое-что вспомнила… Действительно, как-то очень странно…
— А ты что вспомнила?
— Знаешь, это слово, ну то, что ты видел, ты можешь сказать это одним словом? Если можешь, то давай вместе на три-четыре-пять. Давай! Раз… два!
— Бусы! — произнесли они одновременно.
— Бусы, — ошеломленно повторил Райво, — значит, я не сумасшедший. У птицы, которая улетела в трубу, на шее были бусы! Ты тоже видела?
— Ага. Смотри! Смотри! — Катрин показала на дом дядя Оле, из трубы которого шел похожий на полосатый шрф дым. А потом дети увидели, как дверь дома отворилась и на пороге появился сам дядя Оле, как обычно, в своем зеленом колпаке, спортивном костюме, стареньком пальто и с клетчатым зонтом в руке.
— Привет! — сказал он детям, которые от неожиданности остановились метрах в пяти от него. — Вы к Пете? Значит, он не позвонил? Не очень вежливо получилось… Вы его извините, все пришлось делать так быстро… да и поздно уже было…
— А что случилось? — несмело спросила Катрин.
— Ему понадобилось срочно уехать, и вчера вечером я посадил его на поезд. — Дядя Оле посмотрел на небо. — Сейчас будет дождь. Идите в дом или бегом к себе. — Дядя Оле раскрыл зонт и стал вращать его. Черные и белые квадраты начали сливаться, а дядя Оле — что-то напевать.
— Мы домой! — крикнул Райво, и они побежали.

Первые капли дождя настигли их у кондитерской. Дождь хлынул, вздувая пузыри на моментально появившихся лужах, капли падали и выбивали — оле-коле-соле-моле-кляп.

Глава первая | Глава вторая | Глава третья | Глава четвертая | Глава пятая | Глава шестая | Глава седьмая | Глава восьмая | Глава девятая | Глава десятая | Глава одиннадцатая

Вернуться на главную страницу